Меню
Встреча с Президентом
20 декабря 2021
Встреча с Президентом

Выступление Андрея Кузяева в ходе встречи с Президентом РФ Владимиром Путиным на пленарном заседании юбилейного XXX съезда Российского союза промышленников и предпринимателей в Москве 17 декабря 2021 года.

А.Кузяев: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Коллеги!

Сегодня интернет стал для людей предметом первой жизненной необходимости. Наши исследования показывают, что 70 процентов наших клиентов наличие интернета ставят на первое место даже по сравнению с лекарствами и продовольствием.

Время доказало правильность и своевременность целей, заявленных в национальной программе «Цифровая экономика». Во-первых, это создание безопасной и устойчивой цифровой инфраструктуры и доступность широкополосного интернета для 97 процентов населения страны к 2030 году.

В рамках этой программы Минцифры реализовало федеральный проект по подключению к интернету социально значимых проектов. Благодаря конкурсному отбору в проекте приняло участие 18 телеком-операторов, что позволило бюджету сэкономить более 25 миллиардов рублей от изначально выделенной суммы. За три года, с 2019 по 2021-й, операторами было подключено 90 тысяч социально значимых объектов: школы, больницы, библиотеки, части Росгвардии, МЧС и другие социально значимые объекты в более 50 тысячах населённых пунктов нашей страны.

Однако, несмотря на все те усилия, которые мы предпринимаем, всё ещё 30 процентов жителей страны не подключены к качественному широкополосному интернету, большая часть этих людей проживает в сельской местности.

Случилась такая ситуация: узлы связи построены, а последней мили до каждого дома, собственно говоря, нет. Проблема заключается в том, что высокая стоимость подключения к сети: заплатить больше 10 тысяч рублей за подключение и оборудование для интернета – сумма для части людей зачастую неподъёмная.Необходима федеральная мера − субсидия сельскому и малообеспеченному населению на первое подключение к сети Интернет. Похожая мера действует в настоящее время в рамках газификации страны: строятся газораспределительные сети в населённых пунктах от магистральных газопроводов. Нам точно такой же подход нужно реализовать для интернета.

Очевидно, Владимир Владимирович, Вы всё время Антону Германовичу предоставляете слово − потому что где источники? У нас есть идея на эту тему. В прошлом году телеком-операторы заплатили государству почти 18 миллиардов рублей за использование радиочастотного сектора. Эти средства целевым образом предназначены для расчистки сектора, перераспределения частот и создания другой цифровой инфраструктуры. В результате по целевому назначению использовано всего лишь шесть миллиардов рублей. Получается, что телеком-операторы субсидируют другие затраты государства.Наше предложение: эти средства могли бы быть направлены на создание цифровой инфраструктуры, а также субсидирование подключения сельских и малообеспеченных жителей к интернету в нашей стране.

И в целом я бы хотел обратить внимание, что подключение 97 процентов населения к 2030 году могло бы быть перенесено на более короткий срок. Я уверен, что, объединив усилия бизнеса и государства, мы могли бы поставить задачу за четыре года подключить большую часть нашего населения − 90 процентов и больше − к интернету, то есть в 2024−2025 годах. Недопустимо, чтобы люди ждали подключения к интернету ещё девять лет.

Другое приоритетное направление − кроме устранения цифрового неравенства в нашей стране − мы для себя видим в том, чтобы создать технологический суверенитет нашей страны. Нам необходимо обеспечить санкционную устойчивость нашей цифровой экономики. Вы уже говорили, Владимир Владимирович, о том, что мы видим нечистоплотную конкуренцию. Очевидно, что нам необходимо создать новое качество нашей цифровой экономики.

Но наша главная цель − это не только безопасность, нам необходимо обеспечить технологическое лидерство России в мире. Есть, в принципе, отличный пример: решая вопросы продовольственной безопасности, российское сельское хозяйство не только сумело накормить всю страну, но и существенно нарастить экспорт. С 2013 по 2021 год экспорт сельскохозяйственной продукции вырос в два раза и достиг 30 миллиардов долларов.

Системные меры поддержки отрасли информационно-коммуникационных технологий способны дать ещё более существенный, кратный прирост нашей экспортной выручке. На сегодняшний день экспорт технологических отраслей составляет всего шесть миллиардов долларов, то есть это в пять раз меньше, чем сельское хозяйство экспортирует. Потенциал, конечно же, огромный, и важно, чтобы развивалась наша триада: информационные технологии, радиоэлектронная промышленность и цифровая инфраструктура.

В последние годы для этого очень много сделано. Те шаги, которые уже предприняты Правительством, включая два пакета мер поддержки IT-отрасли, создают принципиально новые условия для её работы. Налоговый манёвр для IT-отрасли только заработал, но уже в этом году обеспечил опережающий рост отрасли: 30 процентов прироста объёма выручки IT-компаний мы ожидаем в этом году.

В 2021 году Минпромторг и Минцифры начали отбор так называемых сквозных процессов, сквозных проектов. Это создаёт глубокие цепочки кооперации между российскими заказчиками, производителями радиоэлектронного оборудования, микроэлектроники, чипов, разработчиками программного обеспечения. Мы наконец-то изменили принцип развития отрасли, стимулируя рынок, а не производителей.

Для технологического лидерства России и для опережающего инновационного развития бизнеса в нашей стране необходимо обеспечить и опережающее развитие цифровой инфраструктуры. Технологическим инновационным компаниям нужны дата-центры, современные офисы, производственные площади и производственные мощности, передовые телекоммуникационные технологии. Один из ключевых элементов цифровой инфраструктуры − это создание технопарков высоких технологий, IT, радиоэлектроники, микроэлектроники.

Владимир Владимирович, если Вы помните, в 2017 году Вы были у нас в гостях на Morion Digital, мы только тогда начинали создавать этот технопарк в сфере высоких технологий. Сегодня это крупнейший частный технопарк в стране. На Morion Digital более 40 резидентов работает, 90 тысяч квадратных метров у нас и более 5,5 тысячи новых рабочих мест со средней заработной платой свыше 100 тысяч рублей. При этом средний возраст сотрудников компаний, которые работают в этом технопарке, − 32 года. Заработная плата почти в три раза выше, чем в среднем по Пермскому краю. Morion Digital, по оценке Минпромторга, в 2021 году вошел в тройку лучших технопарков страны. Технопарк стал центром притяжения талантливой молодёжи сначала в Пермском крае, а потом и на всём Урале.

Совместно с «Ростехом» в этом году мы открыли технопарк в Саратове, планируем открыть технопарк в Омске и ряде других городов. Мы на своём примере поняли, как технопарки важны для цифрового развития регионов и страны в целом, но самое главное, что технопарки создают новую среду для инновационного предпринимательства и возможности молодым людям реализовать себя и свои таланты на родине.

Сегодня Правительство Российской Федерации применяет меры поддержки технопарков, однако пока они касаются в основном промышленных технопарков и не затрагивают технопарки в сфере высоких технологий, а одно без другого невозможно. На сегодняшний день в России насчитывается 379 индустриальных парков и технопарков, и только 12 из них − в сфере высоких технологий.

Наше предложение: создать стимулы для развития частных инновационных технопарков, объединив усилия государства и предпринимателей для обеспечения технологического лидерства страны. Предполагаем возобновить предоставление мер поддержки частными технопаркам в сфере высоких технологий и IT-технопарков в рамках национального проекта по малому и среднему предпринимательству. У нас эти меры уже были, но в условиях кризиса они были приостановлены.

Необходимо также предусмотреть в том числе меры по субсидированию и созданию инфраструктуры этих технопарков, аналогичные применяемым в отношении промышленных. В случае если меры государственной поддержки частных технопарков будут возобновлены, только наша компания совместно со своими партнёрами готова создать сеть технопарков в 15 регионах России, и мы рассчитываем создать более 50 тысяч рабочих мест для инновационного предпринимательства.В заключение я хотел бы поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, и Правительство Российской Федерации за то, что наше государство во многом является драйвером цифровой трансформации нашей страны, задаёт ритм и тон в этом ключевом вопросе, и [хотел бы] заверить Вас, что мы со своей стороны тоже готовы максимально вкладываться в развитие нашей страны.

Спасибо большое за внимание.

В.Путин: Спасибо.

Андрей Равелевич, Вы сказали, что у нас сейчас 379 − я пометил − технопарков. У меня более скромные данные: мне казалось, что их 360. Ну, неважно, если их количество подросло с тех пор, как я смотрел…

А.Кузяев: Это статистика, из Росстата мы взяли.

В.Путин: Хорошо, значит, там что-то изменилось с тех пор, когда я заглянул в результаты этой статистики.

Но из них 250 частные − вот что важно, 250. Это хороший показатель того, что те меры поддержки IT-сферы, о которых Вы сказали, работают. Собственно говоря, Вы это подтвердили. Это касается и существенного снижения уровня взносов в социальные фонды с 14 до 7,3 процента, да?

А.Кузяев: Да, да.

В.Путин: И сокращение налога на прибыль [IT-компаний] с 20 [процентов] до трёх − это вообще революция, и это, конечно, существенно помогло в развитии отрасли в целом.

Вы говорили − я, знаете, полностью согласен с тем, что Вы сейчас сказали: нам, безусловно, нужно подумать о повышении конкурентоспособности экономики. Без активного развития этой сферы трудно себе представить, что мы сможем решить эту задачу.Вы сказали о повышении суверенитета технологического, тоже согласен. Потому что, каким бы ни был мир, он такой, Вы знаете, достаточно жёсткий, а в некоторых его проявлениях и жестокий. Я уже упоминал о санкциях, политически окрашенных, но в основе лежит желание использовать все инструменты, и подчас недобросовестные, для конкурентной борьбы. Окраска этих санкций может быть какая угодно, но цель одна − создать наиболее благоприятные условия для своих компаний, я имею в виду наших партнёров-конкурентов. Поэтому мы должны думать над повышением своего технологического суверенитета именно исходя из этих соображений, о которых Вы сейчас упомянули. Полностью Вас поддерживаю.

В связи с этим у меня вопрос. Вы сказали, что нужно вернуться к тем дополнительным мерам поддержки, которые были и которые в условиях борьбы с пандемией как-то были отменены, что ли. О чём идёт речь, скажите мне, пожалуйста.

А.Кузяев: Речь идёт о том, что раньше в рамках поддержки развития малого и среднего бизнеса существовала программа, когда вместе с частными инвестициями выдавались субвенции на создание инфраструктуры технопарков. Это было по линии программы поддержки малого и среднего бизнеса, потому что все инновационные компании, они как раз попадают в разряд именно малого и среднего бизнеса на старте. И мы бы хотели просить о том, чтобы…Также Вы обратили внимание, что частных достаточно много, а я подчеркнул, что IT-технопарков достаточно мало. Нам необходимо и в сфере высоких технологий, а не только в промышленности создавать технопарки.

Идея заключается в том, чтобы создать и восстановить программы, которые уже действовали, а те меры, которые уже на сегодняшний день распространяются на промышленные технопарки, распространить и на парки высоких технологий.

Такая идея, Владимир Владимирович.

В.Путин: Мы начали сегодняшнюю нашу дискуссию с обсуждения вопросов поддержки инвестиционного процесса, в том числе по большим, крупным проектам, и там в рамках наших договорённостей предусмотрена как раз поддержка по развитию инфраструктуры со стороны государства тем компаниям, которые осуществляют крупные проекты. Имеется в виду строительство, компенсация строительства дорог, создание энергетической инфраструктуры и так далее.Здесь, конечно, тоже над этим стоит подумать. Я с Вами согласен.

А.Кузяев: Спасибо.

В.Путин: Если что-то было, но было изъято в ходе мобилизации ресурсов для борьбы с ковидом, то тогда надо подумать на тему о том, чтобы это вернуть, я согласен.

А.Кузяев: Спасибо большое, Владимир Владимирович. Благодарю Вас.

В.Путин: Вам спасибо за то, что обратили на это внимание.

Андрей Рэмович?

А.Белоусов: У нас эта программа осталась, но, честно скажу, я сам был сторонник её свернуть, и здесь дело не в COVID. Что у нас происходило? Мы субсидировали строительство технопарков в регионах. Есть регионы, где эта программа очень хорошо работает, я сейчас не говорю про Москву, потому как в Москве это так, и про Татарстан, но это Калуга, Ульяновск, целый ряд других регионов. Но ведь эти технопарки должен кто-то содержать. Их построили за бюджетные деньги, в том числе за деньги субъектов Российской Федерации, дальше их надо содержать. Содержание зависит от того, сколько резидентов в этих технопарках. Если их мало, то тогда соответствующая арендная плата распространяется на тех, кто там есть, и просто малый бизнес туда не идёт. Мы это получили в масштабном, очень массовом явлении. Мы строили эти технопарки, они заполнялись на 10–20 процентов, и фактически там работали только те, кто мог позволить себе запредельную арендную плату. Сейчас мы эту программу оставили только как меру поддержки (там около пяти миллиардов рублей) развития технопарков в проблемных регионах. Регионы к нам обращаются, их порядка десяти сейчас, чтобы их было как можно больше. Наверное, это надо делать. Но я здесь полностью поддерживаю идею, что это должны быть частные технопарки, потому что частная компания заранее должна определить: построить бизнес-план, финансовую модель, определить спрос на эти площади у компаний – и тогда уже мы, конечно, можем субсидировать, для того чтобы снизить риски и повысить доходность таких компаний. Я считаю, это магистральный путь, и мы сейчас им будем идти.

Спасибо.

В.Путин: Я думаю, что и Андрей Рэмович, и Андрей Равелевич друг друга поняли. И мы найдём, точно совершенно найдём, по какому пути мы должны пойти, с тем чтобы и бессмысленных государственных и региональных трат не создавать, и в то же время поддержать отрасль. Думаю, что точно можно найти соответствующие инструменты поддержки.

Будем считать, что мы договорились о том, что вместе подумаем над этим. И прошу Вас напрямую тогда с Правительством, с Андреем Рэмовичем этим позаниматься.А что касается первой части Вашего вопроса, он касается устранения цифрового неравенства в региональном измерении: полностью с Вами согласен. У Правительства в этом есть определённые планы, сроки. Вы считаете, что их можно сократить, и где-то уже на рубеже, скажем, 2024–2025 годов основные задачи решить. Надо, конечно, к этому стремиться.

Если Вы хотите что-то добавить, прошу Вас, Андрей Равелевич.

А.Шохин: Владимир Владимирович, Андрей Равелевич нашёл источник перераспределения платы за частоты. Может, мы Максута Игоревича спросим, готовы…

В.Путин: Нет, сейчас не будем его спрашивать. Он руку поднимает, ему понравилось, он хочет выступать бесконечно. Я думаю, что не будем его мучить. Я знаю, что он ответит, я скажу за него.

Во-первых, те доходы уже посчитаны в доходной части, а значит, они перераспределены в расходной части бюджета. Это первое.Но дело даже не в этом. Дело в том, что в принципе у нас и бюджет, слава богу, в следующем году будет профицитным. Дело не в источниках в данном случае. Бюджет профицитный, и мы можем направить дополнительные ресурсы на те направления, которые считаем для себя наиболее приоритетными. Надо просто отработать механизмы, с тем чтобы не получилось так, как при строительстве этих технопарков. Точно совершенно это можно сделать, только нужно посмотреть, что конкретно куда.

Допустим, чтобы создать возможность доступа, в том числе к широкополосному скоростному интернету, для подавляющего количества людей, проживающих, скажем, на селе, хотя бы на первом этапе нужно наделить соответствующими функциями «Почту России», где можно установить пункты коллективного пользования этими возможностями. Мы и над этим работаем.

Но в целом, Андрей Равелевич, я с Вами полностью согласен, чем быстрее мы это сделаем, тем лучше. Так что будем считать, что у Правительства есть ещё одно поручение – вместе с Вами подумать и предложить инструменты ускорения решения вопросов, связанных с цифровым неравенством.

А.Кузяев: Спасибо.

Назад в Интервью
0%